СВОЯ ПРАВДА (мистика)

СВОЯ ПРАВДА (мистика)

Глава 1

В устройстве на работу есть что-то мистическое. До сего волнительно момента ты свободный человек с кучей финансово-личностных проблем. Просыпался когда заблагорассудиться, гулял, ел, пил, делал что хотел, не взирая на время и суетящихся вокруг людей-муравьев. А потом бац – как катком по голове. Происходит волшебная метаморфоза и ты готов, со всеми потрохами, принадлежать волшебному джинну, именуемому нанимателем. Согласен вкалывать до седьмого пота, тратя жизнь, вкупе с нервами, в обмен на зеленые бумажки, имеющих странную особенность исчезать – быстро и совсем не кстати. Согласен-то, ты согласен, хотя есть одно очень большое НО.

Волшебных джиннов мало, а желающих много. Поэтому приходиться вознести молитву жертвенным капищам вакансий, пытаясь найти нужную, что сможет накормить бунтующий желудок и удовлетворить хотя бы часть насущных потребностей, оставив на потом мыслимые и немыслимые крики души и тела. Спустя часы, дни, года (нужное подчеркнуть), может повезти.

Сергей устал перебиваться хлебом и макаронами. Устал носить старые, истертые джинсы и владеть костюмом официальным – одна штука, купленным на китайском рынке два года назад. Хотелось надеяться, что сегодня метаморфоза произойдет. Трудовой божок смилуется, получив жертву со странным названием резюме, и возьмет нового раба в лице Сергея. Очень хотелось надеяться, но шанс был невелик – слишком богато выглядела приёмная, где даже для посетителей выставлены не обычные стулья, а мягкие кожаные кресла в одном из которых Сергей утонул, словно в пушистом облаке.

Организация, позволяющая себе евроремонт, дорогую мебель из салонов, оргтехнику последних моделей и прочие недешевые офисные навороты, вряд ли возьмет человека со стороны. Здесь рабочие места бронируются, наверное, с самого рождения претендентов.

Сергей утер платочком внезапно вспотевший лоб, поправил галстук.

«Скорей бы закончился весь этот кошмар».

В сотый раз он посмотрел на шкаф, с ровным строем разноцветных папок, потом на толстый копир в углу, скосил глаза на вытянутый стол, где сидела секретарша – черноволосая красавица лет двадцати, в красном платье, обряженная в золото и косметику. Она что-то выстукивала пальчиками с длинными, наманикюренными ногтями по клавиатуре, украдкой разглядывая Сергея из-за монитора. Может, пыталась угадать цель визита молодого человека к начальнику в столь ранний час в пятницу?

«Да уж не утюг я ему собираюсь продать», – подумал Сергей. Под изучающим взором секретарши казалось, что серый пиджак жмет в плечах, а брюки коротки.

  • Вам жарко? Может включить кондиционер? – заботливо спросила девушка с дежурной улыбкой на пухлых губках. Сергей уловил в ее голосе насмешку.

В приемной было прохладно. Снаружи буйствовало красками июньское утро, где солнце, еще не успело, раскалить воздух до законных тридцати пяти в тени. Свежий ветерок влетал в распахнутое окно, раскачивая цветы в горшках, расставленные на подоконнике. Где-то во дворе отчаянно ругались воробьи.

Один из телефонов мелодично затренькал, спасая Сергея от ответа. Девушка подняла трубку:

  • Слушаю Вас, Андрей Васильевич? – Взгляд карих глаз в сторону Сергея. – Да, подошел. Ждет. Хорошо.

Девушка положила трубку, повернулась к Сергею:

  • Можете войти. Андрей Васильевич ждет.
  • Спасибо, – ответил Сергей.

Он вскочил с кресла, шагнув к массивной двери обитой черной кожей. Сбоку на стене висела табличка:

Начальник филиала

«Луч»

А.В. Хлебов

Сергей дернул за изогнутую ручку, войдя в кабинет начальника. После приемной он решил не удивляться, понимая, что Луч не бедная контора. Однако роскошь кабинета настораживала. Никакой новомодной западной ерунды – кабинет оформлен в классическом стиле, где подчиненный чувствует себя виновным уже в том, что осмелился своим присутствием потревожить небожителей олимпа.

Самое почетное место отводилось фундаментальному столу из мореного дуба, с шикарным канцелярским набором, несколькими телефонами и современным компьютером. Сергей видел только навороченный монитор, клавиатуру и мышь, но он не сомневался, что системный блок, спрятанный в глубине мебельного мамонта, самой последней модели. К дубовому монстру примыкал прямоугольник стола заседаний, длинного как перрон на вокзале. Опять же в кабинете присутствовали шкафы с золочеными ручками, набитые папками и хрусталем, два кожаных кресла, притаившиеся по углам, и, конечно, портрет президента, висевший над огромным креслом начальника.

  • Проходите – молодой человек. Не стоит тратить мое и Ваше время попусту.

Андрей Васильевич показался лучом света в мрачном сумраке кабинета. Крупный седеющий мужчина пятидесяти – шестидесяти лет, похожий на сошедшего с афиш, борца из цирка – сходства добавляли густые усы и низкий, басовитый голос.

Прикрыв дверь, Сергей робко прошел вперед. Он ненавидел себя за эту робость, но так получалась всегда. Стоило войти в кабинет к начальнику, особенно при устройстве на работу, как начинался непонятный мандраж. В голове сигнальной лампой вспыхивала обреченная мысль – не возьмут.

Так и сейчас. Достаточно взглянуть на солидно отделанный кабинет, и можно сворачивать удочки. Блатом Сергей не мог похвастаться.

  • Здравствуйте, Сергей Владимирович Лунин. – Сказал Хлебов, протягивая руку.
  • Здравствуйте.

Сергей пожал широкую ладонь, отметив, что белый костюм Хлебова выглядит великолепно на фоне сероватых обоев.

  • Приземляйтесь, – Хлебов указал на ближайший стул заседательского перрона.

Сергей приземлился.

  • Итак, Сергей Владимирович. Вам двадцать пять и Вы претендуете на должность экономиста в нашем филиале. – Хлебов чеканил каждое слово, внимательно разглядывая Сергея. Это было похлеще, чем осмотр секретарши. От рентгеновского взгляда Хлебова мурашки бежали по кожи.
  • Да. – Ответил Сергей, зачем-то поправляя галстук. Ну, ничего не мог он с собой поделать – слишком туго тот давил на шею.
  • А вы знаете, чем занимается наша фирма?
  • Только в общих чертах.

Хлебов выдержал небольшую паузу, задумчиво постукивая пальцами по столу.

  • Мы проводим специфические буровые работы. Чаще для правительства, но есть и частные заказы. Заповедники, руины древних и тому подобные объекты – это, так сказать, наш хлеб с маслом. – Хлебов улыбнулся, показав крепкие отбеленные зубы. – Вы работали раньше на должности экономиста?

Сергей поежился. То ли от ожидаемых неприятностей, то ли оттого, что кондиционер гнал холодный воздух на полную катушку. И если за окнами яркое солнечное утро, грозило перерасти в одуряющий знойный день, то в кабинете Хлебова царствовала поздняя осень.

  • После института я работал на госслужбе, а потом в ряде частных фирм.
    • Замечательно. У нас, в принципе, ничего нового нет – та же экономическая документация, что и у всех.

Андрей Васильевич достал бумагу из лежащей на краю стола папки. Сергей узнал свое резюме. Хлебов читал не более минуты. Потом он отложил резюме, посмотрел на Сергея. Толстые пальцы методично постукивали по зеленому сукну стола.

Сергей знал, что за этим последует. Сейчас Хлебов скажет, что извините, мол нужен человек, работавший ИМЕННО на такой работе (подразумевается полное совпадение названия и умеющий перекладывать бумаги из шкафа А в шкаф Б ИМЕННО в их здании), да и опыта маловато.

Хлебов перестал барабанить:

  • Думаете, справитесь? – спросил он.
    • Постараюсь.

Сергею стало жарко. Сейчас его попросят.

  • Хорошо. Вы приняты, в понедельник выходите на работу. А сейчас зайдете в отдел кадров, оформите необходимые документы.

Хлебов нажал кнопку на красном телефоне:

  • Лена, зайди, пожалуйста.

Сергей изумленно смотрел на Хлебова, не веря в происходящее. Всего несколько вопросов и пожалуйте на работу – так не бывает. В реальности обычно говорят, мы подумаем, позвоните через неделю, две, месяц, год (нужное подчеркнуть).

Стуча каблучками, вошла Лена. Автоматически Сергей отметил, что длинноногой девушке мини очень идет.

  • Лена, проводи, пожалуйста, молодого человека в отдел кадров.
  • Хорошо Андрей Васильевич.

Сергей поднялся, задвинул обратно стул:

  • Всего доброго.
  • До свидания, Сергей Владимирович. Ждём Вас в понедельник.

Сергей вышел за Леной, все еще не веря в реальность происходящего. Так он попал в Луч.

Глава 2

Фирма Луч находилась в пятидесяти километрах от города, возле небольшой деревеньки со смешным названием Путаница. Синий, как небо, и удобный, как люксовый номер, автобус Вольво мчался по оживленной автостраде, обгоняя чадящие раритеты пенсионеров, легковушки среднего класса и редкие иномарки.

Сергей приник к окну, разглядывая тянущиеся вдоль дороги длинные строения многочисленных баз, сменившихся дачными участками и полями уцелевших колхозов.

Потом автобус свернул на одну из дорог, что многочисленными притоками разбегались от основной трассы, погрузившись в зеленый подлесок. Минут двадцать он пробирался по извилистой асфальтированной ленте, зажатой между густо разросшимися вязами и цепью болотистых озер с редкими просветами чистой воды.

С правой стороны из утренней тени выплыл и остался позади грунтовый поворот, где стояла покосившийся столб с обшарпанной, выцветшей от непогоды табличкой:

Путаница – 5 км.

Мягко покачиваясь, автобус проехал вперед еще метров сто и затормозил у двухстворчатых ворот, выкрашенных в черный цвет. Внутрь забрались двое серьезных ребят в камуфляже с надписью охрана на черных куртках. На поясах дубинки, но, судя по лицам, в двухэтажном домике, откуда они вышли, найдется кое-что и посерьезнее. Короткая проверка удостоверений и секъюрити выбралась наружу.

Автобус миновал ворота, въехав на асфальтированную площадку с белыми разметочными линиями, наполовину заполненную легковушками. С тихим шипением двери разошлись, выпуская полусонную толпу мужчин и женщин в бодрящую прохладу летнего утра, приправленную запахом свежей листвы.

Сергей, одетый в коричневый костюм с неизменным галстуком, выбрался одним из последних. С тоскою огляделся по сторонам. Он попал в подобие современной крепости. Высокий бетонный забор, обнесенный колючей проволокой, и мощные стальные ворота надежно отгородили территорию от внешнего мира. За дом сеньора вполне могла сойти пятиэтажная коробка административного корпуса с большой спутниковой антенной на крыше. Серебристые сигары ангаров, где стояли всевозможные краны, бульдозеры и бурильные установки – за конюшни. Котельная с высокой трубой – за баню. А приземистые склады – ну склады, они во все времена склады и есть.

Рядом остановился высокий парень лет двадцати, лицом чем-то смахивающий на Элвиса. Его джинса и здоровенные ботинки, выглядели неуместно в двадцати градусную жару – а это только утро.

  • Новенький? – полюбопытствовал парень, приглаживая ладонью тщательно уложенные на пробор рыжие волосы.
  • Да. Сегодня первый день.
  • Илья Байгушин, – парень, отдернул руку от волос, будто его током дернуло. – Программист.
  • Сергей Лунин.

Они обменялись рукопожатием.

  • Что, обстановка гнетет? – спросил Илья.

Сергей вновь посмотрел на бетонную стену с колючей проволокой, вдоль которой прогуливался, черный как жук, охранник.

  • Ощущения, будто в тюрьме.

Илья отрывисто хохотнул:

  • Если бы в тюрьме так платили… Ладно, не тушуйся, это по первой здесь так. А потом ничего. Даже нравиться – природа из окна, никакого городского смога.
  • Будем, надеется.

Илья взглянул на часы.

  • Ладно, пошли. Почти восемь, а шеф не любит когда на территории без дела шляются.

Они пересекли автостоянку, подойдя к административному корпусу, глазеющему на них широкими окнами. Илья толкнул тяжелую дверь, янтарного цвета, впуская Сергея в прохладный холл. Внутри оказалось просторно и солнечно. Проникающие сквозь панорамные окна золотистые лучи играли в догонялки на ряде кресел и стульев, расставленных вдоль стен, отражались от глянцевых фотографий на доске почета. Мерно жужжал кондишен, пахло плюшками.

Илья показал на двухстворчатую дверь, откуда шел запах. Табличка сообщала, что это столовая.

  • Приходи в обед. Представлю тебя лучшей части коллектива.

Сергей кивнул.

Они поднялись по широкой лестнице до третьего этажа, постоянно здороваясь с пробегающими людьми.

Илья остановился.

  • Мне сюда, а тебе на пятый.
  • Я знаю.
  • Тогда до двенадцати. – Илья заспешил вглубь коридора с множеством дверей.

Сергей поднялся на пятый этаж в свой кабинет. Он ему понравился – конечно, не сравнить с кабинетом начальника, но тоже ничего. Комната за номером пятьсот восемнадцать располагалась на пятом этаже административного корпуса. Этаж возводился позднее основного здания, напоминая мансарду со скошенными окнами и красной черепичной крышей. Окно в кабинете, глядело на стоянку, где стояли автомобили сотрудников – тоже скошенное, будто на чердаке старого дома, с чуть затемненными стеклами. Этаж был последний, и Сергею ничто не мешало наблюдать за пушистыми шапками облаков, играющими в догонялки на синем небе.

В остальном, все стандартно, как в многочисленных офисах-близнецах – несколько эргономичных стульев с высокими спинками, шкаф для документации, шкаф для одежды, письменный стол, заваленный деловыми бумагами. (Сергей представил, что большую часть жизни он будет проводить вот за этим столом, перебирая груды никому не нужных бумаг), в довесок старый гудящий комп, лазерный принтер и неизменные кактусы в потрескавшихся горшочках.

Вздыхая, он принялся за работу.

Предшественник вел дела ужасно. Точнее никак не вел. Сразу захотелось все бросить и идти просить расчет.  Но что потом? Снова простаивать на бирже труда, или подрабатывать извозом на стареньком Жигуленке? Нет. Такой подарок судьбы, как это место, Сергей не мог упустить.

Перво-наперво, он принялся подшивать в папки бумаги, разгребая доверху забитый стол. Глаза на лоб лезли от удивления, когда Сергей рассматривал сметы и калькуляции объектов, где трудились специалисты Луча. Чего стоили хотя бы калькуляция на проведение изыскательских работ на объекте Абн-Хор, или «Смета затрат на пробивку туннеля в руины Ноздры», или такой объект как храм Нгуяма, капище звездной тени, озеро Байкал… Здесь валялись десятки бумаг с подобными наименованиями. Но за экзотичными и, порой, непонятными названиями, шла обыкновенная рутина с расчетом затрат. Сергей провозился до полудня, забыв об обеде.

Но Илья не забыл. В дверь просунулась голова с апельсиновыми волосами, потом материализовалось и тело.

  • Ну, ты идешь?
  • Естественно.

Сергей отложил очередной «Расчет затрат при ликвидации аварии на объекте Пирамида Соломона», последовав за добровольным гидом.

  • Как работа? Продвигается? – спросил Илья, пока они спускались по лестнице на первый этаж.
  • Понемногу. Объекты какие-то…
  • Странные? – подсказал Илья, широко улыбнувшись. – Погоди, не такое увидишь. А объекты, они и в Африке объекты, как ты их ни назови. На то и работа. Тебе заказчиков обсчитывать, а мне за сетью корпоративной следить, да всяких там хакеров отваживать.

Они спустились на первый этаж, войдя в просторный зал столовой, залитый полуденным солнцем. Пахло как во всех столовых – щами и котлетами. И ничего нового или экстраординарного. Три ряда общепитовских столиков на четверых с мягкими стульями – большинство заняты обедающими мужчинами и женщинами в спецовках или деловых костюмах. В дальнем конце зала длинная стойка, с шеренгами блюд, заканчивающаяся кассой, где скопилась небольшая очередь с подносами. Полная кассирша в белом халате, шевеля толстыми губами, сдавала мелочь пожилому мужику в голубой спецовке.

  • Пошли за мной. Тебе уже все взяли.

Из-за шума Илья говорил чуть громче обычного. Он повел Сергея к двум сдвинутым столикам в крайнем ряду у окна, уставленным подносами. За столиками сидели две девушки и парень с небольшой аккуратно стриженой бородкой, одетый в рабочий комбинезон.

  • Ну, вот и мы, – жизнерадостно объявил Илья. – Это у нас Вика, Катя и Валера. А это у нас Сергей.

Сергей кивнул девушкам. С Валерием обменялись рукопожатием – борода тому шла как рыбе зонтик.

  • Очень приятно, – прощебетала стройная длинноволосая брюнетка в коротком васильковом платье на бретельках. Илья слишком уж обще нас представил. Я Вика. Работаю в бухгалтерии.
  • А я Катя, – отозвалась чуть полноватая девушка в брючном костюме. – Инженер по охране труда.
  • Ну, и так все понятно, – встрял Илья. – Ты Серега садись, давай, не стесняйся. И ешь. А то буржуи сами поели, а нас задерживают.

Придвинув стулья, они уселись напротив девушек. Валерий подвинул Сергею поднос, где уютно устроились тарелка дымящихся щей, гречневая каша с подливкой и компот – поверх стакана лежало несколько ломтиков хлеба. Илья получил такой же. Вдохнув ароматный запах, Сергей почувствовал, что желудок требует незамедлительной подпитки. Пока они ели первое за столом царило неловкое молчание, возникающее при встрече незнакомых людей. Девушки переглядывались, Валера смотрел в окошко с видом на стоянку.

Первой заговорила Вика.

  • Давно Вы закончили институт? – поинтересовалась она, когда Сергей убрал на поднос пустую тарелку из-под щей, придвинув кашу.
  • Три года назад.
  • Везет Вам, – вздохнула девушка. – А какой?
  • Плановый.
  • Вика у нас на следующий год диплом защищает. Вот и делит людей на тех кто с вэо и кто без вэо, – вмешался в разговор Илья. Он успел заглотнуть кашу с мясом, принявшись шумно хлебать компот.
  • А ты Рыжик, что с вэо, что без оного все равно балбес, – промурлыкала Вика.

Катя захохотала в полный голос. Валерий широко улыбнулся, обнажив желтые зубы. Лицо его сморщилось, став похожим на крысячью мордочку, обрамленную клочками черной шерсти. Валерий перестал улыбаться, и наваждение закончилось. В это время Илья чинно допил компот, повернулся к Вике, изобразив зверскую рожу:

  • Хотя мы институтов не кончали…
  • Заканчивали, – автоматически, совершенно неожиданно для себя поправил его Сергей.
  • Да, не заканчивали. Но вот в отличии от…- Илья так и не сообщил, что в отличие. Взгляд его зеленых глаз переместился в зал, ближе к двери и, наткнувшись на неожиданное препятствие, метнулся обратно.
  • К нам пожаловала шлюшка Лена, – шепотом сообщил он.

Сергей увидел, что к ним идет секретарша Хлебова, облаченная в розовую блузку с глубоким вырезом, джинсовую юбку до колен и туфли на фантастически высоком каблуке. Длинные волосы она подколола заколкой в форме бабочки.

  • Во, вырядилась – кобыла, – оборонила Катя.

Сказанное предназначалось только Вике и, возможно Валерию, но Сергей услышал.  Покачивая бедрами, словно изящная яхта, Лена подплыла к сдвинутым столикам.

Смотрела она только на Сергея, словно остальной компании здесь не было вовсе.

  • Извините, Сергей Владимирович, но Вас срочно вызывает Андрей Васильевич.
  • Конечно, конечно, – засуетился Сергей, поднимаясь из-за стола. – Илья, сколько я должен за обед. Сергей потянулся во внутренний карман пиджака за бумажником.
  • Ну, что ты, старик – брось. Потом сочтемся. Тебе ведь еще представляться.

Сергей кивнул. Попрощавшись с остальными, он направился за Леной.

Глава 3

В кабинете Хлебова пахло морозной свежестью, дорогим одеколоном и почему-то коньяком. Андрей Васильевич сидел за рабочим столом, листая толстую подшивку бумаг с гербовыми печатями. Сегодня он оделся в строгий темно-синий цвет, превратившись в неотъемлемый антураж мрачного кабинета.

  • Здравствуйте Сергей Владимирович. Садитесь, – Хлебов отложил документы, внимательно посмотрев на Сергея – золотая оправа очков тускло блеснула, поймав солнечный луч за окном.
  • Здравствуйте Андрей Васильевич, – Сергей, расположился за столом заседаний, поближе к Хлебову.
  • Как осваиваетесь на новом месте?
  • Понемногу.
  • Извините, что вытянул с обеда, но для Вас появилась срочная работа. – Хлебов передал Сергею папку. – Заказчик прислал заявку. Здесь производственная часть с перечнем работ, которые мы будем для него выполнять. Добавьте экономический расчет. К вечеру, я надеюсь получить от Вас сумму, что мы должны им выставить.

Сергей похолодел. Начинается самая ответственная часть работы. Сразу подумалось, что ему не справиться с этим.

На красном телефоне загорелся огонек вызова. Хлебов протянул руку, нажав кнопку:

  • Слушаю Леночка?
  • Андрей Васильевич пришла Элеонора Викторовна.
  • Пусть войдет.

Глухо стукнула дверь. В кабинет шаркающей походкой вошла пожилая женщина, в глухом зеленом платье с высоким воротником, словно на дворе не двадцать первый век, а девятнадцатый. Выглядела она как высохшая ветка, готовая переломиться от малейшего дуновения ветра.

  • Вот, Элеонора Викторовна – это Сергей Владимирович, наш новый экономист. – Сказал Хлебов.

Женщина повернула сморщенное, все в красных пигментных пятнах, лицо к Сергею, будто только что его увидела. Тонкие губы растянулись в подобие усмешки.

  • Здравствуйте, – пробормотал Сергей.
  • День добрый, молодой человек, – ответила женщина ровным, сильным голосом, совсем не подходящим для такой болезненной внешности.
  • Элеонора Викторовна у нас занимается трудом и заработной платой. – Пояснил Хлебов – И, до вашего прихода, выполняла функции экономиста. Она Вам, Сергей Владимирович, все разъяснит, покажет. Вас не затруднит Элеонора Викторовна?
  • Конечно нет, Андрей Васильевич. Буду рада помочь молодому человеку в начале его рабочей карьеры.
  • Не забудьте рассказать ему о сроках отчетности для наших западных партнеров.
  • Конечно, Конечно. – Элеонора Викторовна чинно кивнула.
  • И, еще. Ассоциация Ктулху прислала заявку. К вечеру нужен расчет.
  • Значит сподобились голубчики, – женщина неприятно рассмеялась, словно закаркала стая  ворон.
  • Сподобились, – Хлебов усмехнулся, протягивая папку Сергею. – Больше не смею вас обоих задерживать. Работа ждет.

Сергей с Элеонора Викторовной покинули кабинет начальника и поднялись на пятый этаж в комнату номер пятьсот восемнадцать. Жаркий июньский день был на самом пике. Раскаленное солнце зависло в безоблачной синеве неба, обрушив на землю волны зноя. Густое марево вливалось сквозь раскрытые окна, превращая комнату в подобие микроволновой печи. Сергей чувствовал как крупные бисеринки пота, покатились по спине и животу. Он снял пиджак, оставшись в рубашке. Элеоноре Викторовне жара казалась нипочем.

  • Ты подписывал бумагу о неразглашении? – спросила она, усаживаясь на стул для посетителей.
  • Да, еще когда устраивался. – Ответил Сергей. – Тогда же и инструктаж у службы безопасности прошел.
  • Хорошо. Значит, знаешь, что отсюда нельзя выносить никакие документы или дискеты с информацией. Вся работа только здесь.
  • Об этом меня тоже предупреждали.
  • Тогда давай займемся делами. Вначале Ктулху.

Сергей уселся за стол, жмурясь от яркого света. Он раскрыл полученную от Хлебова папку, стараясь вникнуть в содержимое документов. Элеонора Викторовна внимательно наблюдала цепким взглядом кошки, стерегущей мышь. Минут через пять Сергей закончил чтение. В принципе, ничего страшного. Перед ним была обычная смета необходимых материалов, оборудования и людских ресурсов для бурения скважины по заказу ООО «Ктулху» (ну и названьице придумали конторе). Сергей отложил документы.

  • Сможешь рассчитать затраты и прибыль, как просил Андрей Васильевич? – спросила Элеонора Викторовна.
  • Смогу, только вот… – Сергей перелистнул  несколько страниц. – Я не знаток бурильного дела, поэтому мне интересно, что такое амварозийные плиты и стоунхэдженские цилиндры?

Элеонора Викторовна раздраженно махнула рукой:

  • Бес их знает – этих снабженцев. Там стоит цена за единицу?

Сергей снова посмотрел в бумаги:

  • Да.
  • Тогда, не забивай себе голову всякими глупостями. Пусть о материалах производственники заботятся. Ты считай затраты с прибылью. Затрат можно насчитать по максимуму, так как ребята из ассоциации Ктулху на безденежье не жалуются.
  • Понятно. – Сергей углубился в расчеты, иногда консультируясь с Элеонорой Викторовной по спорным вопросам.

Солнечный мячик, завернувшись в тонкую тюль облаков, успел сползти на край окна, умерив огненную ярость на терпимую, а небо раскрасилось золотом и багрянцем, превратившись в палитру сумасшедшего художника, когда Сергей закончил работу. Жутко хотелось курить. И еще, в туалет. Сказывалось выпитое утром лекарство от волнения – три чашки крепкого кофе. Сергей не решился покинуть кабинет до окончания работы. Глупо конечно, но он чувствовал себя словно на экзамене, где запрещалось перешептываться, подглядывать в шпаргалки, а уж тем более выходить.

Сергей отодвинулся от монитора, посылая на печать готовые результаты. Когда лазерный принтер, загудев, начал выплевывать испещренные цифрами листы, Элеонора Викторовна встрепенулась, выхватив бумаги из лотка – уродливо-раздутая тень, метнулась вслед, превратившись в вытянутую струну, пляшущую на розовых обоях.

«Железная баба», – подумал Сергей. За все время, пока он работал, она пошевелилась раз десять, может одиннадцать. Сергею казалось, что Элеонора Викторовна дремлет с открытыми глазами.

Элеонора Викторовна бегло просмотрела расчеты.

  • Неплохо, неплохо, – заметила он, пересчитав кое-что на калькуляторе. – Только прибыль можно заложить больше.

Сергей исправил, распечатав новый вариант.

  • Теперь, все. Можешь отдать начальству.

Сергей быстренько отнес готовые расчеты Андрею Васильевичу. Хлебов попросил все оставить, сказав, что посмотрит позже, чем слегка разочаровал Сергея. Он то надеялся, что начальник сразу ознакомится с его творчеством, вынеся благодарственный вердикт и, разве что, не смахнет скупую слезу восхищения.

На обратном пути, Сергей забежал в комнату с волшебной надписью М, что призывно манила из конца длинного коридора. Когда он вернулся в кабинет Элеонора Викторовна – темное пятно в расцвеченной в золото комнате – стояла у окна, любуясь вечерним небом.

  • Что сказал Андрей Васильевич? – поинтересовался она, поворачиваясь – Сергей явственно услышал хруст накрахмаленного воротничка.
  • Сказал, что посмотрит позже, – Сергей не смог скрыть в голосе нотку разочарования.

Элеонора Викторовна усмехнулась:

  • Так всегда бывает, корпишь над срочной работой, торопишься, а потом выясняется, что могло и подождать.
  • Это точно, – вздохнул Сергей.
  • Привыкай, тут такое часто бывает. Мне, на двух должностях совсем продыху не было – то одно, то другое. Вот из отпуска вызвали, чтобы ознакомить тебя с делами.

Сергей сочувственно промолчал. В окно ворвался оглушающий рев двигателей, вместе с сизыми облачками выхлопных газов. Сразу стало нечем дышать. Сергей хотел подойти к окошку, чтобы посмотреть, что твориться на улице, но постеснялся Элеоноры Викторовны.

Достигнув максимума, рев моторов долго громыхал за окном, постепенно сходя на нет и затихая вдали.

  • На объект ассоциации поехали, – заметила Элеонора Викторовна. – Видишь, неплохо мы сработали для родной компании.
  • Так быстро? – удивился Сергей. Андрей Васильевич сказал, что будет смотреть позднее.
  • Значит передумал. Полистал, между дел, созвонился с заказчиками, назвал цену. Ассоциация согласилась, а производственники запустили маховик. Но тебя эти проблемы не должны волновать. Главное, посчитать в назначенный срок – остальное их забота. Например, до тебя  девчушка была. Вот копуша, так копуша. Каждую бумажку по два дня обсчитывала.
  • Элеонора Викторовна, а что с ней стало? Уволили. – Сергей давно хотел задать вопрос о предыдущем экономисте. Но начальнику неудобно, в столовой он не успел толком поговорить с ребятами, а тут такой удобный случай подвернулся.
  • Можно сказать и так. – Пояснила Элеонора Викторовна, обмахиваясь листочком. – С экономистами и бухгалтерами у нас вообще беда. Все единицы закрыты, а здесь словно проклятье. Не хочет наша молодежь на них учится, хоть ты кол им на голове чеши. Вроде и профессия по современным меркам престижные и деньги неплохие – ан нет. Все в производстве хотят место урвать. Им, небось, всем в начальники хочется.

Сергей с пониманием кивнул. Хотя в действительности ничего не понял. Какая такая молодежь не хочет учиться. На улице тьма молодых экономистов и бухгалтеров, ищущих работу. Хочешь, бери сразу после институтской скамьи, хочешь после нескольких лет работы, имеющих стаж.

  • Однако, хватит нам с тобой разговоры разговаривать. Давай я тебе про отчеты расскажу, чтобы завтра сюда не ехать, – Элеонора Викторовна, подошла к шкафу, достав несколько темно зеленых, как ее платье, папок.

Сергей уселся за стол. Из внутреннего кармана пиджака, словно фокусник, он ловко извлек толстый блокнот и неуклюжую авторучку. Ему показалось, что в холодном взгляде Элеоноры Викторовны промелькнуло одобрение. Развернув блокнот на первой странице, Сергей приготовился записывать…

Глава 4

Дом. Сколько смысла вложено в столь короткое слово из трех букв. Будь то снимаемая однокомнатная квартирка или шикарный коттедж со всеми возможными удобствами. В любом случае приятно после трудового дня вернуться домой. Скинуть надоевший костюм, вместе с удавкой галстука, растянуться на диване перед телевизором – можно даже подкрасить удовольствие бутылочкой пивка с пакетиком чипсов. Именно так Сергей и поступил.

На данном этапе жизни у него наличествовал первый вариант – маленькая однокомнатная на третьем этаже хрущевки с окнами в темный колодец двора, заросшего густыми тополями. Хлопья белого пуха и замечательный вид на зловонную помойку, с вечно переполненными баками, усиливали впечатления, но не добавляли изысканности. Сергея устраивало – цена, сравнима с качеством.

Переодевшись в шорты и майку, он валялся на диване изредка прикладываясь к бутылочке с янтарным Миллером – пиво не по средствам, но красиво жить не запретишь. Обычное Жигулевское тоже пользовалось заслуженным почетом, особенно в хорошей компании под соленую рыбку.

С кухни тянуло приятным мясным запахом – на старой конфорочной плите булькала кастрюля с покупными пельменями. Чтобы скрасить томительное ожидание Сергей честно пялился в старенькую видео двойку – поскрипывая старичок крутил взятую у Витальки кассету. На экране очередной американский герой разбирался с темными силами зла. В загаженной комнате на кровати валялась китаянка или японка в ночной рубашке. Над ней, висело здоровущее зеркало на растяжках, поддерживаемое толпой узкоглазых родственников. Вместо отражения девушки, за стеклом металась злобная тварь, пытаясь выбраться из зазеркалья, а главгер прилагал титанические усилия по выталкиванию оного предмета гарнитура в окно. Массивная рама зацепилась за проем. Теперь все зависело от смекалки и силы борца со злом – скука, в общем.

В коридоре затренькал звонок.

  • Как всегда на самом интересном месте, – пробормотал Сергей, щелкая пультом. Экран погас, оставив в центре белесое пятно.

Поставив пиво на косоногую табуретку, он поплелся открывать. Нащупав в полутьме коридора задвижку замка, Сергей открыл хлипкую деревянную дверь, потом уж загрохотал железным ключом, отпирая железного монстра – красу и гордость хозяйки квартиры. Металлическая дверь очень полезная в наше неспокойное время вещь, но абсолютно бестолковая в пятиэтажных хрущовках с их ненадежными стенами и косяками.

Когда с мерзким скрипом дверь отворилась, Сергей едва успел отпрыгнуть в сторону. Гремя бутылками, в квартиру ворвался смерч, выряженный в пеструю майку, светлые штаны и шлепанцы на босу ногу – Виталька Липатов.

  • Привет Серегаа! – Виталька кричал уже где-то на кухне.
  • Ты где Галку потерял? – спросил Сергей.
  • Да поднимается она. Таак, что тут у нас? Пельмешки. Очень хорошо. Как раз пойдут под закуску.

Холодильник возмущенно рыкнул, подчинившись грубой физической силе. Зазвенели загружаемые бутылки.

  • Ух ты, зараза, –  что-то забрякало, покатилось по полу.

Сергей с грустью прислушивался к разверзшемуся на кухне хаосу. Так было всегда, когда Виталька принимался хозяйничать. Здоровый, мускулистый парень больше привык возиться с железяками в спортзале и гараже, чем с хрупкой посудой.

На ступеньках послышались легкие шаги.

  • Ну же Пират, выплюнь эту гадость, – раздался звонкий голосок.

На площадку влетел здоровущий дымчато-серый кот, принадлежащий Вере Яковлевне. Он наотрез отказался переселяться на новую жилплощадь. Три раза Пирата увозили, и три раза он возвращался обратно. Махнув рукой, Вера Яковлевна оставила кота, попросив Сергея за ним приглядеть. Сергей не возражал против его присутствия. Тем более хозяйка сама закупала еду, привозя большой пакет в начале каждого месяца.

Сегодня кот оказался удачлив в охоте. В зубах он сжимал большую серую крысу, пойманную, скорее всего, у помойки. Пират сделал попытку зайти в квартиру с законной добычей в зубах, однако Сергей грудью заслонил вход пусть не в родной, но дом. Состоялась непродолжительная борьба перемешанная утробным воем кота и руганью Сергея.

Сергей победил. Пират уже без добычи, оскорблено промаршировал в квартиру. А крыса, оказавшись на свободе, сразу перестала притворяться мертвой. Пискнув напоследок, она сиганула в дыру между лестничными пролетами. Пожелав ей удачного приземления, Сергей повернулся к новой гостье, успевшей подняться.

Загорелая девчонка в топике и короткой зеленой юбке,  стояла в дверях с большим пакетом в руках. Ее длинные русые волосы были подобраны в конский хвост, стянутый на затылке.

  • Галка привет! – Сергей забрал у нее пакет.
  • Привет, – Галка утерла ладошкой лоб. – Жара. Солнце село, а духота так и не спала.
  • Может перед дождем?
  • Может.
  • Вы идете там или как? – раздался возмущенный голос из кухни. – Пират сейчас все пельмени слопает.

Далеко идти не пришлось. Короткий коридор, привел прямо к месту назначения. Кухню Сергей называл желтым кабинетом. В лучшие времена безукоризненно белая, теперь она приобрела благородный цвет лежалой слоновьей кости. На улице прозрачный июньский вечер только начинался, но здесь было сумрачно как в погребе из-за росшего перед окном тополя, с широкими ветвями и густой листвой.

Сергей прислонил пакет к холодильнику, щелкнул выключателем. Под потолком тускло засветилась лампочка без абажура.

  • Наконец-то, – загудел Виталька, расставляя табуретки. Он уже успел накрыть пожелтелый квадратный столик с расшатанными ножками, расставив тарелки с пельменями, нарезанный сыр и банки со шпротами. Почетное место в центре заняли три хрустальных фужера на высоких ножках.

Сергей покосился на шипящую плиту, где на сильном огне бурлила кастрюля с новой порцией пельменей. Белая шапка пены периодически стекала по ее краям, пытаясь добраться до конфорки.

  • Все равно у тебя мало сготовлено было. А так скоро и вторая партия подоспеет, – пояснил Виталька, двигая Пирата, вместе с именной миской ближе к холодильнику.

Галка, лишь вздохнула. Подойдя к плите, она убавила газ.

  • Как говорили у нас в армии, кушать подано, садитесь жрать, пожалуйста, – объявил Виталька.
  • Это в «Джентльменах удачи» так говорили, – сказала Галина.
  • У нас по видику только этот фильм и гоняли. Так что, можно сказать я вместе с его героями в одном взводе служил. Имею право говорить их фразами.

Когда все расселись, Виталька раскрыл холодильник:

  • Серега ты что будешь? Беленькую, пиво или вино?

Сергей задумался, вдыхая ароматный запах пельмешек:

  • Водку.
  • Точно, под пельмешки грех не ее выпить – родимую. – Виталька, чуть ли не с головой залез в холодильник.
  • Только не напивайтесь у меня, – предупредила Галина.
  • Да, Галь, мы по чуть, чуть, – Виталька, извлек из потаенных недр «Орска» запотевшую бутылку Родника и бутылку красного вина.
  • Знаю я твое – чуть, чуть. Дембель свой уже второй месяц обмываешь.
  • Вот это у меня сеструха! Как о здоровье брата печется, – восторженно заметил Виталька. – Ты, Серый, давай, женись на ней. Чтоб она не только мне мозги промывала.
  • Обязательно, – Сергей подмигнул Галине. Она подмигнула в ответ, показав кончик языка.

Виталька открыл бутылки. Себе и Сергею плеснул граммов по пятьдесят водки, Галине вина.

  • Ты, буржуй, лучше скажи, когда стопки купишь? – спросил он Сергея.
  • С первой получки и куплю.
  • Обещаешь?
  • Ага.
  • Ну, тогда давайте выпьем за новую работу многуаважемого Сергея Владимировича.
  • Поздравляю. Очень рада за тебя, – добавила Галка.

Они чокнулись, выпили. Сергей почувствовал, как, обжигая гортань, водка на скоростном лифте спустилась в желудок. Он потянулся за вилкой, чтобы подцепить приглянувшуюся шпротину. Вилки не было. Сергей цапнул с тарелки ломтик сыра, закусил.

  • Ты чего же вилки с ложками не положил, – Галина засмеялась. На ее щеках появились маленькие ямочки.
  • Забыл, – Виталька потянулся к раковине, на которой стояла пополам разрезанная пластиковая бутылка, заполненная разнокалиберными вилками, ложками и ножами.
  • И хлеба нет. Сергей где пакет, который ты у меня забрал?
  • У холодильника. Только давайте быстрее, а то пельмени стынут, водка теплеет.

Галка поднялась, вытащила из пакета батон, принявшись нарезать его тонкими ломтями на разделочной доске, лежащей у раковины. Виталька, отдав Сергею вилки, кинулся помогать. Он складывал хлеб на тарелку.

Только когда Виталька и Галка рядом, понимаешь, что это брат и сестра. В лицах просматривается родственная схожесть. Хотя не верится, что у них были общие родители. Коротко стриженного Витальку, с квадратным лицом вышибалы, слишком толстыми губами и широким носом, назвать симпатичным можно с большой натяжкой. А Галку можно. Она обладала индивидуальной красотой, что так нравится мужчинам. Не сладковато приторный, манекен с обложки дорогого журнала, рекламирующий достижения пластической хирургии, а яркая живая искорка. Стройная, с  красивой грудью, что озорно топорщилась, натягивая короткую маечку в нужных местах, она не знала отбоя от ухажеров. Но Виталька мог не волноваться. Для своих восемнадцати девушка обладала слишком рассудительным и серьезным отношением к жизни. На то была причина, как и у Витальки, как и у Сергея.

Брат с сестрой снова уселись за стол. Теперь все было в порядке. Хлеб нарезан,  вилки присутствуют. Даже вспомнили об урчащем, как паровоз, Пирате. Коту положили в миску пельменей. Из теста Пират выуживал, отправлял в пасть горячие куски мяса.

  • За работу.
  • За работу.
  • За работу.

Наполненные фужеры, отозвались мелодичным звоном. В этот раз водочка пошла хорошо. Вилка оказалась в руке Сергея, позволяя воздать должное шпротам и  пельменям. Время побежало вприпрыжку, роняя часы и минуты. С каждой выпитой рюмкой Сергей чувствовал, как улучшается настроение.

За открытым окном расцвела душная ночь. Заскорузлая ветка тополя, высвеченная желтым светом, льющимся из кухни, лениво покачивались в такт неспешному ветерку. Пыльные листья тихонько шептались, перекидываясь белым как снег пухом.

Виталька гостеприимно распахнул вторую, не затянутую комариной сеткой створку. Но прохлады не чувствовалось. Раскаленный за день город медленно остывал, делясь накопленным жаром. Тополиные снежинки, привлеченные шумным разговором и смехом, величественно поплыли на кухню. Одни сразу старались выскользнуть обратно, другие оставались на радость Пирату. Наевшийся кот, вспомнил годы молодые, самозабвенно гоняя их по кухне.

Под вторую порцию пельменей бутылка Родника ушла на удивление быстро. Галина, ограничившаяся одним фужером, разрешила друзьям допить вино, а там дошла очередь и до пива. Сквозь приятный шум в голове, Сергей слушал очередную повесть Витальки о странностях армейского быта. За два года срочки и два года службы по контракту, насмотрелся он там всякого. Конечно, на трезвую, история вызвала не больше улыбки, но сейчас она казалась до коликов смешной. Виталька принялся за новый рассказ.

В ночи тихонько, затренькала гитара, заглушая ненатуральный гогот подростков, устроившихся на лавке у подъезда.  Сергей прислушался. Невидимый исполнитель играл хорошо. Сергей узнал песню Цоя «Группа крови на рукаве». Он даже подивился, что современные тинэйджеры помнят такие вещи. Виталька чуть поутих.

  • Неплохо играет, – заметил он.
  • Очень даже, – откликнулся Сергей, впитывая звучание струн.
  • Это Генка с десятого дома. Он в музыкальном учится, а дружит со всякой шпаной, – сказала Галка, сидевшая рядом с братом. Она давно убрала со стола и вымыла посуду. Последние полчаса Галка выразительно поглядывала на золоченый браслетик с часиками, обивающий тонкую кисть.

За окном, перекрывая гитару, дурными голосами завопили современную песню -что-то о неразделенной любви между девочками.

  • Тьфу ты, – коты помойные. – Виталька поднялся, захлопнул окно.
  • Нам, пора, – сказала Галка.
  • Галь, может, еще посидим? – изобразив жалостливую физиономию, Виталька посмотрел на сестру. – Время-то детское.
  • И правда… может… посидите? – поддакнул Сергей. Фразу удалось сказать лишь в три приема.

Взгляд бирюзовых глаз сделался строгим:

  • Хватит. Время первый час. Виталька может в свой сервис и в двенадцать заявится. Я могу первую пару в институте пропустить, чтобы выспаться. Тебе, Сереж, завтра вставать с зарею. Выспись. А то получиться, что на такую серьезную работу ты заявишься опухший и с похмелья.
  • Да ладно, Галь…- Сергей попробовал возразить.
  • Сергей.
  • Все понятно. Сейчас уходим, – четко доложил Виталька. – Пошли Серега в подъезде постоим, покурим на посошок.
  • Пошли, – вздохнул Сергей. Уж больно ему не хотелось, чтобы приятный вечер заканчивался.

В подъезде горела тусклая лампочка. Ее едва хватало на то, чтобы разогнать мрак по углам лестничной клетки. Смутно блестели номерки на старых дверях квартир. Присев на ступеньки закурили. Виталька пододвинул консервную банку-пепельницу. Бросил обгорелую спичку.

  • Жалко, завтра не выходной, – мечтательно сказал он.
  • Только вторник, – Сергей затянулся, вдыхая ароматный запах. Потом шумно выдохнул – блеклая подъездная лампочка утонула в белом дыме. – Сам то как? Новой работой в сервисе доволен?
  • Да что не сделаешь, лишь бы без денег не сидеть.
  • Это точно.

Из двери выскользнула Галка. Сергей прошелся глазами по загорелым ногам и выше, до туго натянутой на бедра юбки – вот кому-то повезет.

  • Щи в холодильнике на второй полке. Большая такая синяя кастрюлька за банкой с огурцами. Ешь, а то прокиснут.
  • Огурцы прокиснут? – поинтересовался Виталька вставая.
  • Огурцы. – Галка стрельнула в брата озорной улыбкой.

Сергей поднялся с раскрошенных ступенек:

  • Спасибо, Галка.
  • Да ладно тебе, – отмахнулась она. – Я потом за кастрюлькой забегу. Ну, пока.
  • Счастливо.

Галка начала спускаться вниз.

  • Разрешите и мне попрощаться. – Виталька пожал Сергею руку, затопав вслед за сестрой.

Хлопнула подъездная дверь, оставляя наедине с философскими мыслями, навеянными выпитым. Сразу стало тихо, пусто и одиноко. Сергей вмял тлеющий окурок в банку. Он вернулся в квартиру, где ждали бутылка Миллера, недосмотренный фильм и здоровущий кот по кличке Пират.

Конец отрывка

СВОЯ ПРАВДА (мистика)

Оставьте ответ

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *