Как меня с работы нечистая сила выгоняла

Как меня с работы нечистая сила выгоняла

Велел мне начальник на работе задержаться, чтобы подготовить для него отчет. Скажу сразу, у нас не было любителей оставаться вечером, так как страшные рассказы по отделу гуляли о нашем офисе.

Многие коллеги рассказывали, что нечисто у нас, особенно, когда темнело. Те, кто оставались после заката, ощущали рядом с собой чье-то присутствие. Иногда слышались в пустом зале вздохи тяжелые и гулкие шаги.

У нас офис сделан по принципу открытого пространства – много рабочих мест, отделенных друг от друга прозрачным стеклом. А мое место в самом дальнем ряду.

Сижу я за компьютером, отчет пишу, а сама иногда поглядываю в полутемный зал. Все время кажется мне, что улавливаю краем глаза там непонятное движение. Свет только над моей рабочей зоной горит, а в остальном помещении гнетущая полутьма.

Но скоро с головой погрузилась я в работу, и перестала внимание на всякие мелочи обращать. Время позднее, а я еще и половины не сделала.

И вот спустя часа полтора, когда совсем не ожидала, опускается мне на плечо рука мужская.

  • Что, Елизавета, все ушли, а тебя работать оставили?

Голос такой спокойный, что даже не испугалась. И знакомый он. Поняла я, что это охранник наш пришел Тимофей Степанович. Видимо, устал ждать, когда я работать закончу. Ему же еще надо офис закрыть и на сигнализацию сдать. Так у нас по инструкции положено.

  • Мне еще где-то час осталось, Тимофей Степанович, – отвечаю я нашему охраннику, не отрываясь от монитора. Сверяю данные, так что сбиться боюсь.
  • Так время уже второй час ночи, а ты все пашешь. Не надоело тебе?
    Руку с моего плеча убрали. За спиной стул подвинули, чувствую присел рядом охранник.
  • Все какие-то у тебя там циферки, да буковки. Никогда не понимал, чего вы там все шкрябаете, да словно рыбы в аквариумы эти ваши смотрите. Эх, девки. Вам бы замуж, а вы тут годами сидите. Я вот, помнится, выгонял одну отсюдова, когда еще тут осовиахим был. Мешала она мне. И сумку-то ей порву так, что все продукты выкатятся. И юбку ее за гвоздик зацеплю, а потом дверью кааак хлопну. Все ни в какую. Сидит вот как ты сейчас, пером что-то в бумажках царапает. Говорю, иди домой, если хочешь, чтобы квартира цела осталась. Так ни в какую. Только визжит, как оглашенная.

Я начала злиться на говорливого старика. Сбивает он меня с мысли. Да еще ходит за спиной, потом на стуле кататься начал. А потом еще и уронил его.

Вдруг слышу шаги гулкие в начале офиса нашего. Кто-то забежал внутрь и ко мне.

  • О, засуетился пень старый. Бежит.

Не успела я понять, про кого это сказали. Как увидела, что между столами направляется ко мне Тимофей Степанович. При виде него меня аж затрясло.

Обернулась я рывком, чтобы увидеть, кто же все это время со мной в офисе сидел. Но вокруг пусто. Только стул опрокинутый валяется, а ножки еще крутиться продолжают.

Подбегает наш охранник ко мне, лицо белее мела. Молча ухватил меня за руку и прочь из офиса потащил.

На посту показал он мне видео с камер наблюдений. Я даже вскрикнула, когда увидела, что за моей спиной сам по себе стул двигался, двери сами открывались, закрывались, да еще по мелочи. Листы бумаги в воздух поднимались, пальто мое под углом неестественно висело, словно кто-то невидимый его в руки взял.

Хотела я эти записи себе на флэшку сохранить. Но не отдал мне их старик-охранник. Все стер подчистую. Сказал нечего умы людей бередить всякими непонятными вещами. А мне он пояснил, что нечистая сила меня выгоняла домой. И я радоваться должна, что лишь игрался он, а не начал пакостить всерьез.

Больше я по вечерам в офисе не задерживалась. Поняла намек.

Оставьте ответ

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *